Пример

panarin.com

Аналитический сайт ведущего российского политолога

Войны телеканалов

Раздел: Комментарии автора Дата публикации:
Сегодня сайт Компромат.ру разместил материал журнала "Профиль" от 13 февраля, в которой говориться об информационной войне руководителей Первого и второго российских телеканалов. Хотелось бы только обратить внимание посетителей сайта на то, что оба телеканала пропагандируют жестокость и насилие. А это недопустимо для государственных телеканалов. Власть должна четко реализовывать положения Доктрины информационной безопасности, принятой 9 сентября 2000 года. Пока на этих телеканалах она не исполняется.


Политик и художник
«Они не противостоят друг другу, — прокомментировал отношения Добродеева и Эрнста один высокопоставленный чиновник. — Просто оказались с такими характерами на таких местах».
Константин Эрнст — гений промоушна, целеустремленный и талантливый продюсер, настоящий представитель творческой элиты. Лидер по натуре, причем безоговорочный. Весь канал, которым управляет Эрнст, замкнут на него: «Он только что не подписывает платежки на канцелярские товары», — говорят о нем коллеги. Он принимает все решения — от кадровых до программных. Но главное, Эрнст воспринимает Первый канал как свой личный бизнес. Несколько лет назад он всерьез надеялся, что часть акций телекомпании достанется ему. Но и сейчас Первый канал работает в первую очередь на Константина Эрнста. Так, почти полгода практически в каждом выпуске программы «Доброе утро» и даже в новостях идут сводки о том, как фильм «Дневной дозор» завоевывает просторы родины. Так же происходило и с «Ночным дозором», первой частью фильма, созданного Эрнстом.
Кстати, в прошлый раз подобный пиар за государственный счет (Первый канал принадлежит государству) взволновал депутатов Госдумы. Но делу ход не дали. Еще несколько лет назад Первый канал держал половину всего телерекламного рынка. Тогда Константин Эрнст и решил переименовать ОРТ в Первый. Рейтинг как назло пополз вниз. Одни говорят, что это было неизбежно: везде в мире более мелкие телеканалы начинают оттягивать аудиторию от крупных. Другие утверждают, что Первому каналу помогли проиграть. Третьи — что Эрнст виноват сам.
В чем-то, наверное, правы все. Константин Эрнст последние три года занимался в том числе и эксплуатацией возможностей Первого канала для влияния на рынок политики, кино, шоу-бизнеса. Служба новостей на канале превратилась практически в аналитическую службу, а ее руководитель Марат Гельман пытался составить конкуренцию Глебу Павловскому в борьбе за благосклонность и влияние в Кремле. Выборы на Украине доказали несостоятельность его работы. На вопрос, зачем он занимается политикой, Эрнст ответил: «Два года назад я был согласен с Фомой Кемпийским, просившим Господа избавить его от политических воззрений. Но если вы не занимаетесь политикой, то политика занимается вами. И чтобы на ОРТ не прислали комиссара в пыльном шлеме, я решил заткнуть эту пробоину сам».
С помощью «Фабрики звезд» Константин Эрнст взбаламутил весь шоу-бизнес. Вывел на орбиту целую серию новых звезд. При этом рассорился вдрызг с владельцем «МУЗ-ТВ» Игорем Крутым. Оставаться по-прежнему сильным Эрнсту мешает война, которую он ведет сразу на нескольких фронтах. Как Германия против Антанты.
Коллеги по телецеху склоняются к тому, что между деньгами и властью Константин Эрнст сделал выбор в пользу денег. Он в большей степени бизнесмен — Добродеев, напротив, скорее, политик. Для него важнее власть. Между ними это главное, концептуальное отличие.
Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания (ВГТРК) — огромная корпорация, напоминает неповоротливого слона. Ею сложно управлять. И она не вырабатывает весь свой ресурс. Добродеев и сам не ожидал такого от своей работы: «Придя в ВГТРК, я обнаружил эдакий огромный край с отдельными более или менее удачными постройками, перемежающимися с бескрайними неудобьями». Про Добродеева никто никогда не говорил, что он гениальный продюсер. Он всегда работал в информационном вещании. Именно на этом и сделал себе имя. Не снимал кино и не занимался шоу-бизнесом. Он редко появляется на светских мероприятиях. Такое ощущение, будто его любимое занятие — это непосредственно его работа и еще мемуарная литература, как следует из официальной биографии.
По психотипу он прекрасно справился бы с работой дипломата. Добродеев, в отличие от Эрнста, легко делится полномочиями. Да и управлять такой корпорацией одному было бы невозможно. Он окружен разными заместителями. Когда-то у него их было просто рекордное число. Многие просто получали зарплату в ожидании работы. Добродеев всегда умел копить кадры. Правда, кадры на ВГТРК часто сливаются в группировки и устраивают передел сфер влияния. Говоря о Первом и «России», пора вообще оставить в покое Олега Добродеева. За канал уже давно отвечает Антон Златопольский. И на самом деле именно их с Эрнстом надо называть главными конкурентами по телевидению.
По политике пара Добродеев—Эрнст осталась неизменной. Догнать Первый канал «России» было очень просто. На Первом считают, что «Россия» в свое время просто копировала сетку конкурентов и ставила сериал против сериала, фильм — против фильма. Настоящий подъем канала «Россия» начался с того момента, как на ВГТРК «победили регионы». Если у Эрнста силы отнимают внешние враги, то у Добродеева — внутренние. Масса времени и энергии ушло на то, чтобы избавить региональные ГТРК от местных властей и вернуть их в лоно корпорации. Так называемая реструктуризация сопровождалась порой массовыми увольнениями и скандалами на региональном уровне. Но когда все станции начали вещать по единой схеме, рейтинг «России» пополз вверх. Тихой сапой «Россия» догнала Первый канал.
Методы войны
Такое ощущение, что каждый из конкурентов старается не просто больно стукнуть один другого, но еще и сделать это как можно изощреннее. Добродеев и Эрнст знают друг друга не первый год. Под поздравлением гендиректору ВГТРК Константин Львович подписывается: «Твой закадычный конкурент и верный друг Константин Эрнст». Про их отношения на телевидении не говорит только ленивый. Разговоры обычно начинаются с того, как бьется в истерике один по поводу успеха другого или наоборот. Безусловно, накал страстей и истеричность обоих руководителей сильно преувеличены. Но иногда кажется, что Добродеев и Эрнст никогда уже не смогут работать друг без друга. «Спросишь его про погоду, а он тебе про Эрнста (Добродеева)» — так характеризуют отношения двух конкурентов их коллеги по работе. Каждый зная слабости другого, «закадычные друзья» не упускают возможности кольнуть друг друга побольнее. Скажем, и без тайного знания видно отношение Константина Эрнста к экранизации «Ночного» и «Дневного дозора». Так, первая часть «Дозора» вышла на экраны 8 июля 2004 года. На следующий день фильм «Ночной дозор» был заявлен в сетке вещания канала «Россия». Конечно, это оказалась другая картина — «Спаун» с Мартином Шином. Но часть зрителей запутали, а главное, передали «привет горячий» на Первый канал.
Информация для Добродеева значит так же много, как и фантастическое кино для Эрнста. В марте 2003 года проходил конкурс, на который была выставлена частота канала ДТВ. Дарьялова и Вайнер несколько раз нарушали условия использования лицензии (реклама алкоголя в эфире) и продали канал шведам. Проштрафившуюся частоту выставили на тендер, в итоге шведы (холдинг MTG) и выиграли, заплатив, правда, конкурсный взнос в $1 млн. Свою заявку на участие подал и Константин Эрнст с концепцией интеллектуального телевидения. Но во втором туре он заявку поменял и вышел уже с новой концепцией — русской версией круглосуточного информационного канала. И конкурсная комиссия, и сам Эрнст прекрасно знали, что создать такой канал — голубая мечта Добродеева. Эрнст проиграл, но конкуренты понервничали. Таких случаев накопилось достаточно. Но при этом основные силы тратятся на каждодневную позиционную войну. Скажем, Петросян ушел со своей программой с Первого канала на «Россию», можно сказать, его перекупили. Первый в отместку перекупил ведущих «Народного артиста» Феклу Толстую и Ивана Урганта. При этом у Первого остались права на уже отснятые серии «Кривого зеркала», и он спокойно ставит их в выходные дни против «нового» Петросяна на «России». Зритель в шоке, Петросян окружает его со всех сторон, и в результате на юмориста начинается идиосинкразия.
Сетка вещания каналов публикуется за две недели. Но иногда они позволяют себе совершать недопустимые шаги, меняя программы и сериалы, а чаще просто время их выхода в уже сверстанной и опубликованной программе передач. В конце сентября на Первом канале вышел фильм Алексея Учителя «Космос как предчувствие» (в программе передач он не значился). При этом права на премьерную трансляцию фильма были проданы еще в июле каналу «Россия». На Первом эту историю назвали «ошибкой кинопоказа» и принесли извинения зрителям. Но не конкурентам. Последняя попытка договориться вообще вылилась в скандал. Возмущенные телезрители никак не могли понять, почему им приходится выбирать между двумя интересными сериалами — «В круге первом» на канале «Россия» и «Золотой теленок» на Первом канале. А ведь теленачальники пытались договориться. Гендиректор «России» Антон Златопольский приезжал к Константину Эрнсту и просил если не перенести время показа, то хотя бы удлинить программу «Время» на 10 минут, так, чтобы сериалы шли друг за другом. Эрнст якобы отказался. И на «России» приняли решение убрать из своего сериала всю рекламу, чтобы сделать его хотя бы немного короче. То же самое происходило с показом сериала «Мастер и Маргарита» и «совпавшим» с ним «Статским советником» по Первому каналу.
Наверное, в чем-то от такой жесткой конкуренции зритель выигрывает. Каналы не только воруют друг у друга идеи, но и пытаются исполнить их как можно лучше. Но в любой войне неизбежны жертвы. Когда каналы начинают соревноваться в количестве юмористических программ или мыльных сериалов, то в ажиотаже забывают, что практически заполонили ими весь свой эфир. Иногда они находят общий язык. Делят футбольные чемпионаты. Скажем, матч открытия Euro-2004 и финал показывал Первый канал, у «России» остались два из трех матчей национальной сборной в групповом раунде и поединок за третье место. Четыре телевизионных показа фильма «Титаник» купили за рекордную сумму в $1 млн. на двоих. Кто будет показывать блокбастер первым, определяли подброшенной монеткой. В итоге первый и второй показ достались «России». Тогда говорили, что это стало первым серьезным примером координации программной политики.
Биполярный рынок
Сейчас фигур, сравнимых по масштабам с Олегом Добродеевым и Константином Эрнстом, на телерынке нет. Они вдвоем его и разделили. Что, конечно, не умаляет способности остальных руководителей каналов. Гендиректор канала СТС Александр Роднянский наиболее самостоятелен. О нем впервые узнали на Украине, где он создал общественно-политический канал «1+1». Потом Роднянский приехал в Россию. Тут холдингу «СТС-Медиа» принадлежат два аполитичных канала — собственно СТС и канал «Домашний». Роднянский довольно успешно сотрудничает и с Первым каналом, и с «Россией». Дело в том, что главная производящая структура СТС — компания «А-МЕДИА» — принадлежит Александру Акопову, как раз бывшему гендиректору канала «Россия». Сам же Роднянский ментально ближе именно к Эрнсту. Оба они фанатики кино и бизнесмены от творчества. Роднянский в прошлом кинорежиссер, а сейчас продюсер. В его фильмографии: «Восток—Запад», «Водитель для Веры», «9 рота». Константин Эрнст увлекся кино недавно, но серьезно. Говорят, Эрнст добился даже того, чтобы «Дневной дозор» показали Владимиру Путину. Его, правда, фильм не очень заинтересовал, и досматривать до конца историю про приключения вампиров и оборотней президент не стал. В отличие от Путина Роднянский фильм досмотрел и, как совладелец фестиваля «Кинотавр», может оказаться весьма полезным.
Добродеев же исторически питал слабость к каналу НТВ. Он был одним из основателей канала и позднее даже его руководителем. Со многими сотрудниками сохранил близкие отношения. Но на НТВ каждый раз приходили «нетелевизионные» начальники: Борис Йордан — инвестиционный банкир, Николай Сенкевич — научный сотрудник и врач. Добродеев и Эрнст так и не стали для них авторитетами. На канале появлялись то люди с Первого, то с «России».
Канал ТВЦ всегда стоял в стороне от больших телевизионных страстей. Для него было главным не заручиться поддержкой Первого или ВГТРК, а угодить собственным акционерам — правительству Москвы. Но эта отстраненность в результате вышла каналу боком: он остался за бортом медиа-прогресса, а рейтинги его упали до критических отметок. Теперь место руководителя канала занял Александр Пономарев, несколько лет подряд работавший директором телерадиокомпании «Культура», которая входит в холдинг ВГТРК.
Про Добродеева говорят, что он умеет правильно аккумулировать кадровый ресурс. Собирает у себя в холдинге профессионалов и «просто хороших людей». Ведь потом этих людей всегда можно поставить на появившуюся вакансию. В империи ВГТРК вскоре появится еще один канал — круглосуточный информационный. Над ним работают уже несколько лет, и он практически готов. Говорят, это будет российский аналог американского CNN. Конечно, ничто не помешает повесить новый продукт на спутниковую платформу, но понятно, что намного эффективнее он работал бы на общедоступном канале. Свободных эфирных частот не осталось, и единственная возможность — купить и переделать существующую. По слухам, готовится к продаже канал 7ТВ. Если акционеры примут решение, не исключено, что этот телеканал тоже войдет в холдинг ВГТРК.
Пока перевес у холдинга ВГТРК: у него есть три своих федеральных канала — «Россия», «Культура», «Спорт» — и почти 90 региональных телекомпаний, а кроме того, влияние на НТВ и ТВЦ. У Первого— дружеские отношения с руководством СТС и «Домашнего».
Мир или последняя битва
В любимом Константином Эрнстом произведении «Ночной дозор» силы добра и силы зла заключили перемирие и остановили великую битву. Тем самым воцарился баланс, «темные» и «светлые» продолжали существовать в едином информационном пространстве, присматривая друг за другом. К сожалению, так хорошо бывает только в сказке. В хите группы «Ундервуд» есть грубая, но обнадеживающая фраза «Бабло победит зло». Каналам остается или прислушаться к голосу разума и попытаться заключить перемирие, или довести свою последнюю битву до конца. Но тогда не стоит забывать о том, что на место гендиректора ВГТРК, гендиректора канала «Россия» и гендиректора Первого канала с удовольствием будут претендовать многие желающие. Очередная сплетня, которую активно обсуждают в правительственных кругах, — замена Константина Эрнста на главу Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаила Швыдкого. Раньше он, кстати, руководил ВГТРК.
* Первый канал по итогам прошлого года получил 24,13% доли аудитории, канал «Россия» — 24,14%. Данные TNS Gallup Media, российская аудитория старше 18 лет.
Мнения
Алена Бабенко, актриса: «Из всех каналов лично я предпочитаю «Культуру».
Александра Вертинская, телеведущая: «Зрителя финансовая сторона вопроса совершенно не волнует, он хочет посмотреть все громкие премьеры за неделю. А их, как правило, ставят в прайм-тайм. Когда по Первому каналу и «России» идут одновременно интересные документальные фильмы, то трудно определиться, что смотреть. Но я решила, что пора научиться это делать. По-моему, щелкать пультом туда-сюда — чисто мужская привычка, им просто нравится кнопочки нажимать. А женщин это, скорее, раздражает».
Ясен Засурский, декан факультета журналистики МГУ: «Соревнование всегда полезно. Это способствует оживлению нашего телевидения и государственных каналов в особенности. Можно по-разному оценивать достоинства этих больших проектов, но они заставляют читать. Ведь будет замечательно, если хотя бы 1% после просмотра «В круге первом» прочитает Солженицына и познакомится с творчеством этого великого писателя. Телевидение всегда дружит с книгами, поэтому люди будут читать. Телевидение не мешает чтению, а, наоборот, развивает интерес к чтению».
Игорь Мишин, вице-президент Национальной ассоциации телерадиовещателей: «Два лидера существуют уже полтора года. К чему привело это лидерство? К двум диаметрально противоположным результатам. Есть положительные итоги. Например, качество производства сериалов и телефильмов стабильно возрастает. С другой стороны, лобовое контрпрограммирование приводит к тому, что на ведущих каналах не появляется новых концепций по тематике и формату передач. Поэтому и музыка, и юмор на обоих каналах похожи друг на друга как две капли воды. Более того, происходят курьезные случаи. Так, 31 декабря в первой половине дня Первый канал показывал архивные выпуски «Кривого зеркала». А «Россия» передавала премьеры той же программы во второй половине дня. Зритель наелся такого юмора с утра и не захотел смотреть его вечером. И получилось, что архив перегнал по рейтингу премьеру. Это очень удачный менеджерский ход для Первого канала».
Манана Асламазян, генеральный директор Internews: «Я ни Первый, ни «Россию» постоянно не смотрю. Если мне нужны новости, беру их из Интернета. На ВГТРК больше сбалансированности, степенности. Но кинопоказ мощнее на Первом. Однако если бы мне пришлось выбирать между ними, я смотрела бы «Россию». Считаю абсолютно естественным, что два крупных национальных телеканала, принадлежащих государству, ориентированных на укрепление государственной власти, конкурируют друг с другом, пытаясь привлечь внимание зрителей и властных элит. Причем это цивилизованная конкуренция за своего зрителя. Зритель вынужден выбирать из двух интересных предложений одно. Думаю, конкуренция уже закончилась и в ней режиссер Панфилов победил режиссера Шилкину. Что касается отношения к власти, то оба канала любят президента одинаково. Но с точки зрения информационного вещания, съемок, подачи «Россия» интереснее, чем Первый. А вот кинопоказ и различные документальные вещи интереснее именно на Первом».
Даниил Дондурей, культуролог, киновед:
«Первый и «Россия» ничем друг от друга не отличаются. Они заодно. Никакой серьезной содержательной, контентной конкуренции между первым и вторым каналом нет. Есть какие-то личные амбиции генеральных директоров. У каждого из каналов очень много денег — их бюджеты только по рекламе составляют около $400 млн., а ведь есть еще бюджетные деньги. Чисто стилистически Первый делает вид, что он более изящный, художественно изысканнее и не такой хамский, как другие каналы. Но каждый наблюдательный человек, включивший Первый, увидит, что такое аморальная квазимексиканская истерика от лауреата «Тэфи» г-на Андрея Малахова. Не говоря уже о «Криминальной России», не говоря уже о содержании документальных линеек в 22.30 по Первому каналу. Поэтому все их рассказы о том, что посмотреть Первый может бабушка с внучеком и вся семья, — фальшивое самоутешение. Точно так же, как и «Россия», если смотреть «Честный детектив» или «Дежурную часть», сделанные по ежедневным сводкам оперативников, такая же гадость, как и большая часть программ НТВ. Никакой особой разницы и конкуренции между федеральными каналами нет. При этом у них достаточно времени и средств для того, чтобы иногда баловать нацию экранизацией классики. Ничем особенным это не закончится. Те, кто жалуется в администрацию президента, попросят, чтобы они делали все это в более политкорректной форме. Если бы две недели назад Константин Эрнст договорился бы с Антоном Златопольским, что «ты выйдешь не в девять, а без десяти девять, тогда я смогу вставить в двадцать один тридцать», то вот этого наезда, о котором теперь говорит вся страна, не было бы. Но их не интересуют зрители. Их интересуют рейтинг, деньги, мощь и возможность помериться мускулами и доложить начальству, кто крупнее. Разницу в 0,1%, которая между ними постоянно есть (доля каналов в годовом исчислении. — «Профиль»), лидеры каналов воспринимают как объявление Великой Отечественной. И всем им наплевать на зрителя».

Интервью агентству ИНТЕРФАКС

Предлагаю посетителям сайта авторское интервью информационному агентству ИНТЕРФАКС по проблематике информационной войны и усиления государственного финансирования программ информационного противоборства. Также речь идет о первом...

О современной политической элите России

В ближайшие месяцы неизбежны определенные изменения в составе политической элиты России. Пока никто не знает, насколько радикальными будут эти изменения. А какова сегодня расстановка сил, каковы группы влияния первого уровня,...

В.Путин об отношениях с США

6 июля 2006 года состоялась интернет-конференция Президента России Владимира Путина. Предлагаем посетителям сайта выдержки из стенограммы интернет-конференции, размещенной на сайте Яндекс. Это ответы на вопросы, касающиеся...

СМИ - главное оружие информационной войны

Возможно, вы это не осознаете, но прямо сейчас у вас перед глазами оружие, превосходящее по мощи многое из того, что числится в арсенале армии США. Кассетные бомбы могут убить и искалечить тысячи людей, но у этого оружия другой...

Использование Интернета в ходе выборов за рубежом

В избирательной кампании 1998 года в Германии большое внимание уделялось пропаганде в Интернете. По бюджету, затраченному на разработку ультрасовременного дизайна страниц, на содержание интернет-редакции, на организацию вещания...

×

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.
Author: Avramenko A, © 2004—2015. Официальный сайт И.Н.Панарина www.panarin.com При полном или частичном использовании материалов ссылка на www.panarin.com обязательна.

Наш новостной проект Box-New.ru/category/

Яндекс.Метрика