Пример

panarin.com

Аналитический сайт ведущего российского политолога

Интервью А.Пушкова ИноСМИ

Раздел: Комментарии автора Дата публикации: 3-11-2015, 18:53
На многие международные проблемы с А.Пушковым у нас одинаковые взгляды. Разве спорим по поводу распада США в 2010 году. А.Пушков считает, что у США есть большой запас прочности, на несколько десятилетий. Предлагаю постетителям сайта интервью А.Пушкову сайту ИноСМИ 2 апреля.


Вопрос: - Уважаемый Алексей Константинович! В очередном выпуске Вашей программы "Постскриптум" Вы анализировали ситуацию с непризнанными республиками на территории постсоветского пространства после одностороннего признания независимости Косово. Осторожная позиция России в признании независимости Абхазии и Южной Осетии - это торговля с Западом или боязнь обострения отношений с США?

Пушков: Я думаю, что осторожная позиция России вызвана несколькими факторами. Во-первых, мы не хотим в настоящее время резкого разбалансирования международной системы, которому положили начало американцы признанием Косово и отрывом его от Сербии. И если мы сейчас начнем признавать эти республики, то мы внесем большой вклад в разбалансировку этой системы.

Вторая причина состоит в том, что в Москве все-таки есть некоторые опасения, что поскольку мы являемся федерацией, то это может создать какие-то побудительные мотивы для активизации сепаратистских движений на территории самой России.

Третий момент - кризис, который это вызовет в отношениях с Западом. На днях сенатор Маккейн, кандидат в президенты от республиканской партии, вновь призвал исключить Россию из 'Большой восьмерки'. И я не уверен, что наше руководство психологически готово к проведению линии, которая может поставить под сомнение участие России в этой организации.

Тем более сейчас, когда к власти приходит Дмитрий Медведев. Он новый президент, он должен налаживать контакты, устанавливать личные связи с мировыми лидерами. И я исключаю, что до заседания 'Большой восьмерки', которое пройдет в июле в Японии, Россия предпримет какие-то шаги в этом направлении.

Наконец, сейчас руководство страны намерено сосредоточиться в первую очередь на вопросах экономической политики. Во всяком случае, Программа Дмитрия Медведева, да и План Путина - это, прежде всего, план экономической модернизации страны. Думаю, что в Кремле пока есть точка зрения, что признание Абхазии и Южной Осетии может противоречить этому плану модернизации, потому что осложнит наши отношения с Западом, может сказаться на потоке западных инвестиций, на перспективах нашего вступления в ВТО, то есть привести к 'микро-холодной войне', которая не отвечает задачам модернизации в стране.

Наше руководство может вдохновляться опытом Китая, который хотя и утверждает, что Тайвань является его неотъемлемой частью, не предпринимает никаких агрессивных или силовых действий для того, чтобы вернуть Тайвань в лоно страны. А предпочитает сосредоточиться на экономических задачах, на накоплении сил. По убеждению китайских лидеров, когда Китай превратится в мировую сверхдержаву, то вопрос о воссоединении с Тайванем будет решен автоматически.

Таковы мотивы, из-за которых Россия занимает достаточно осторожную позицию. Но я думаю, что развитие событий пойдет в том направлении, когда нам придется эту позицию серьезно пересматривать.

- В каком случае ее придется пересматривать?

Пушков: А пересматривать ее придется тогда, когда в практическую плоскость перейдет вопрос о принятии Грузии в НАТО. Россия не заинтересована в том, чтобы Грузия ушла в НАТО в своем нынешнем территориальном составе, с Абхазией и Осетией. Нам предстоит решить, пойдем ли мы по пути признания этих республик или по пути так называемой 'тайваньской модели', когда мы официально не признаем эту территорию, но обеспечиваем ей все гарантии безопасности, очень сильно сближаемся с ней экономически, посылаем туда миссию, которая фактически равнозначна посольству. Так ведут себя США с Тайванем. Я полагаю, что в любом случае, это будет один из этих двух вариантов: либо признание самостоятельности де-юре, на что, судя по всему, нынешнее руководство идти не хочет, либо признание самостоятельности де-факто, на что Москва обязательно пойдет, так как для нас совершенно неприемлемо, чтобы Грузия уходила в НАТО вместе с Абхазией и Осетией.
Во-первых, это означает, что будет не учтено мнение населения этих республик, а ведь там 80% - граждане России. И, во-вторых, это было бы - с точки зрения интересов России - геополитическое преступление. Тем более что Грузия и нынешняя грузинская элита откровенно враждебны по отношению к России. Россия не может позволить себе предать Абхазию и Осетию, заявив: ваше мнение нас не интересует, идите вместе с враждебной нам Грузией в НАТО. Такой вариант исключен. Позиция останется осторожной, но в случае форсирования вступления Грузии в НАТО нужно будет говорить о признании самостоятельности де-факто со стороны России - точно, и даже вопрос о признании де-юре, несомненно, будет находиться на повестке дня.

- К вопросу о 'микро-холодной войне'. Обозреватель The Economist Эдвард Лукас охарактеризовал нынешние отношения между Россией и Западом как новую 'холодную войну'. Согласны ли Вы с этим мнением?

Пушков: На самом деле 'холодной войны' нет. Это в основном изобретение западных политиков, которые находятся на крайне антироссийских позициях и не хотят видеть тех изменений, которые произошли в России со времен распада Советского Союза. Им нужна 'холодная война' для того, чтобы идеологически подпитывать работу военно-промышленного комплекса, они делают карьеры на оживлении призрака 'холодной войны'. Как, например, некоторым британским журналистам, которые выпускают об этом книги, сравнивают Россию чуть ли не с гитлеровской Германией и несут всякую ерунду, которая с большим удовольствием заглатывается частью западного общественного мнения, которое, по-моему, соскучилось без врага.

Вы посмотрите: в 90-ые годы даже Джеймсу Бонду не с кем было сражаться! Когда врагом были русские - был, по крайней мере, достойный противник. Потом появились какие-то маньяки, которые хотят уничтожить мир, какая-то Северная Корея - все это несерьезно. И вот в последнее время Россию снова стали изображать в качестве противника Соединенных Штатов и Запада, и сразу Джеймс Бонд 'заиграл', у него появились новые ресурсы, новые соки потекли по его увядшему престарелому телу. Есть спрос на образ врага в лице России на Западе. Это мобилизует Запад. Это позволяет ему держаться единым строем.

А единство это - под большим вопросом. Когда началась война в Ираке, единство Запада распалось: половина НАТО не поддержала действия Соединенных Штатов. И враг в лице России - это очень удобный фактор объединения западных держав, это удобный фактор, который позволяет США не отпускать слишком далеко от себя своих европейских союзников. Призрак России как угрозы Западу по-прежнему помогает строить политические карьеры. Поэтому призрак 'холодной войны' будет еще долго востребован.

Я недавно был на дебатах в Лондоне, где, не успела дискуссия закончиться, один из ее участников - певцов 'холодной войны', помчался подписывать свои книги и очень боялся, что люди разойдутся, а он не успеет им книги подписать. Ему было важно на волне критического отношения к России завоевать максимальное количество очков. То есть, это игра, которую люди ведут совершенно сознательно, строят карьеры, добиваются успеха, получают деньги, делают себе имена. В этом контексте 'холодная война', как какая-то фарсовая, виртуальная реальность, она, безусловно, существует, но, повторяю, как нечто выдуманное, на чем делают деньги и карьеры, и что используется в политических целях на Западе.

- Существуют ли сегодня фундаментальные идеологические противоречия между Россией и Западом? Запад и Россия - это партнеры, соперники, конкуренты?

Пушков: Сегодня нет противоборства идеологических систем, нет соперничества политических систем, нет вообще борьбы за первенство в мире, нет глобального состязания ценностей, а есть нормальное геополитическое и геоэкономическое соперничество. В этом смысле мы скорее вернулись к ситуации начала двадцатого века, когда державы, близкие по общественно-политическому устройству, Франция, Великобритания, Германия, Соединенные Штаты, Япония, Россия, занимались тем, что пытались максимизировать свое влияние в мире, естественно, сталкиваясь друг с другом в борьбе за эту максимизацию. Мы скорее вернулись на сто лет назад, а не на пятьдесят. Никакой 'холодной войны' нет. Это выдумка, но выдумка очень нужная и удобная для представителей достаточно серьезных кругов на Западе, которые используют ее в своих интересах.

- Возврат к началу века... Но в начале века разыгралась Первая мировая война.

Пушков: Совершенно верно. Я не говорил, что геополитическое соперничество не может привести к мировой войне. В этом смысле 'холодная война', которую все обрисовывали как совершенно ужасный период развития человечества, на самом деле, посмотреть ретроспективно, был сравнительно стабильным периодом развития человечества.

Во всяком случае, Соединенные Штаты в годы 'холодной войны' вели себя более осторожно, чем сейчас. Потому что им был противовес. Да, они вошли во Вьетнам, вошли в Камбоджу, но все-таки тогда не было такого наглого, одностороннего, абсолютно неспровоцированного использования военной силы, как против Югославии и Ирака. Во Вьетнаме хотя бы была попытка спасти Южный Вьетнам как геополитический плацдарм Соединенных Штатов, поскольку Север вел против южновьетнамского режима партизанскую войну.

А нападение на Ирак вообще было неспровоцированным. Это было чистое упражнение в осуществлении американской гегемонии. Да, Садам Хусейн был диктатором, но он ничем не угрожал Америке, Садам Хусейн не имел никакого отношения к 11 сентября 2001 года, Садам Хусейн не имел никакого отношения к 'Аль-Каиде', и на территории Ирака не готовилось ни одной террористической группы. Сейчас это признано самими американцами. Все причины нападения на Саддама Хусейна были высосаны из пальца. То есть, была поставлена задача его свержения и установления режимов так называемого 'демократического типа', которые бы отвечали интересам США на Большом Ближнем Востоке. Эта затея провалилась, но она же была предпринята!

Некоторые сегодня говорят, что мы движемся к мировой войне. Этого нельзя исключить, но причиной будет не 'холодная война'. И не конфликт между Россией и США. В этом случае спусковым курком Третьей мировой войны может стать, на мой взгляд, нападение Соединенных Штатов на Иран. Ответ со стороны иранского государства может последовать в виде террористической деятельности или даже ядерного терроризма, этого нельзя исключить. Совсем недавно в Соединенных Штатах обсуждался совсем недавно вопрос о возможности нанесения удара по подземным ядерным заводам Ирана с помощью тактических ядерных средств. Если американцы пойдут на это, - я надеюсь, что не пойдут, но если пойдут, - то им надо ждать в ответ ядерных взрывов на территории Соединенных Штатов.

Так что мы можем оказаться вовлеченными в Третью мировую войну, но не из-за конфликта между США и Россией, а из-за того, что США пытаются всеми способами утвердить свою гегемонию и, как мы видим на примере Ирака или Косово, слишком часто эти способы крайне неразумные, по сути преступные и агрессивные, и это может вовлечь нас в третий мировой конфликт.

- Пострадал или улучшился имидж России в мире в последние годы?

Пушков: Мы склонны оценивать имидж России с точки зрения того, что думают о России на Западе. Я считаю, что это большая ошибка и большое заблуждение. Мы склонны весь мир рассматривать как Запад. И Запад активно навязывает всем такую точку зрения, когда говорит о мировом общественном мнении. Когда на Западе пишут - 'мировое сообщество', имеют в виду 25 стран НАТО или 27 стран Европейского Союза. Но это же смешно. Нет такого мирового сообщества, которое ограничивалось бы 27 странами. Есть мировое сообщество, в которое входит более 200 государств. И если мы посмотрим на отношение к России на Западе, то там действительно есть тревожные тенденции. Потому что повторяю, есть люди, группы, организации, группы интересов, которые заинтересованы в том, чтобы навязать России 'комплекс вины', чтобы подчинить ее своим интересам, чтобы поставить ее в затруднительное положение, чтобы вынудить ее идти на западные, в частности, американские условия.

Если же мы посмотрим на отношение к России в других частях света, то обнаружим, что там отношение намного более позитивное. Китай, Индия, Бразилия, Мексика, абсолютное большинство граждан планеты оценивают Россию, как позитивный фактор. Я недавно был приглашен BBC на обсуждение темы 'Должен ли Владимир Путин остаться?'. Это было еще в ноябре, до того, как окончательно определилось, что Путин не пойдет на третий срок. И я обратил внимание, что все люди, звонившие не из западных стран, имели очень приличное представление о России. Да, у России есть внутренние проблемы, да, у России нет зрелой демократии, да, у России есть серьезные проблемы с коррупцией. Но я вас уверяю, что образ России в мире гораздо лучше образа Соединенных Штатов Америки.

Все последние американские опросы - Pew Research, CNN, ABC - показывают, что рекордсмен по негативному отношению в мире сегодня - США. Причем, самое негативное отношение к США - в самых близких в стратегическом отношении к ним странах: во Франции, в Германии, в Великобритании - от 65 до 75 процентов считают, что администрация Буша оказывает негативное воздействие на международные отношения. В Турции только 10% населения хорошо относится к Америке, в Пакистане - только 5%, в Египте - только 7% населения. Посмотрите, какие уничтожающие цифры! А ведь Соединенные Штаты оказывают Египту помощь в размере 2,5 миллиардов долларов ежегодно, не только на военные, но и на экономические, на социальные цели. Госдепартамент США не случайно провел уже несколько совещаний насчет того, что образ Америки в мире катастрофичен, очень плох. Даже был введен такой пост - замгоссекретаря по public relations, по 'пиару' Америки. Но ничего не помогает, потому что политика плохая.

Кстати одно из главных требований к тому человеку, который заменит Джорджа Буша, - восстановить имидж Америки в мире. И, обратите внимание, сейчас все кандидаты в один голос, даже Маккейн, не говоря уже об Обаме и Клинтон, говорят: мы будем советоваться с союзниками, мир увидит более разумную, более коллективистскую Америку, мы будем стараться учитывать мнение наших друзей и тех государств, которые важны для нас в этом мире. Вот до чего довел дело Буш! Все кандидаты клянутся исправить то впечатление, которое сложилось об Америке при его администрации.

Я не хочу сказать, что у России идеальный имидж в мире. Но, смотря с чем сравнивать. И не надо имидж России рассматривать только с точки зрения Запада. Давайте сравним его с представлением о Соединенных Штатах, и мы поймем, что наш имидж уж точно не хуже.

- Стоит ли разъяснять Западу, что в России за время правления В.Путина произошли позитивные изменения, будучи уверенным, что Запад вряд ли изменит свое представление о России, как об агрессивной и недемократической стране?

Пушков: Путин пытается объяснить Западу, почему Россию не стоит рассматривать как агрессивное государство, пытается доказать, что мы являемся надежными партнерами, например, в энергетической сфере. Но стремления заискивать перед Западом и доказывать Западу, что мы 'белые и пушистые', я не заметил. Конечно, лучше, когда о тебе думают лучше, а не хуже. Но при этом есть объективные императивы: мы не можем допустить Евросоюз к нашим газопроводам и к нашим газовым источникам без того, чтобы получить что-то серьезное от Евросоюза взамен. А Евросоюз на размен идти не хочет. Но и мы не пойдем на односторонние шаги! Мы не можем согласиться с принятием Украины в НАТО, это нам крайне невыгодно. Мы не можем согласиться с размещением ПРО в Европе. Какие бы гарантии нам не давали, потому что эти гарантии временные, в другой ситуации Соединенные Штаты могут развернуть ПРО против нас. Вся политика США, в том числе последний приезд Райс в Москву, подчинена одной задаче: установить ПРО сейчас. А как они будут ее использовать через пять лет - никто нам никаких гарантий на этот счет не даст.

Наличие этих глубоких противоречий, когда США хотят нас максимально ослабить, а мы хотим сохранить выгодное для нас стратегическое положение, исключает, что на Западе резко переменится отношение к России. Я думаю, пока Россия не превратится в абсолютно послушное государство, каким оно было одно время при Ельцине, наш имидж на Западе будет сложным. Но когда Ельцин был героем на Западе и, особенно, в Соединенных Штатах, когда они ему аплодировали как великому демократу, в России вымирало по миллиону и сто тысяч человек ежегодно.

Существует колоссальный разрыв между тем, как руководство России оценивают ее граждане, и как его оценивают в Соединенных Штатах. То, что нравится им, почему-то не нравится гражданам России. Да, у нас и сейчас умирает по 720 тысяч человек в год, но, по крайней мере, наметилась хоть какая-то тенденция к улучшению положения. Поэтому не думаю, что мы должны слишком сильно обращать внимание на то, что о нас говорят на Западе. Половина из того, что говорится, выражает не реальные обеспокоенности, а отражает определенные политические интересы. Интересы эти состоят в том, чтобы Россия стала подчиненным государством, в том, чтобы она поддерживала американские интересы, американские авантюры, соглашалась на то, что делает Америка в мировых делах, допускала американские компании в наш нефтегазовый сектор на сверхвыгодных для них условиях.

- Анатолий Чубайс сказал, что конфронтация с Западом слишком дорого обходится России.

Пушков: Не успел уйти Путин, как появляется Чубайс и говорит, что мы должны скорректировать нашу политику, мы не должны раздражать Запад. Появляется Кудрин, который предупреждает: если мы ее не скорректируем, то к нам перестанут идти инвестиции. Но как он тогда объяснит, что в 2007 году, когда Путин произнес речь в Мюнхене, объем инвестиций достиг 82 млрд. долларов? Это рекорд. Абсолютный. Который почему-то совпал с самой жесткой речью Путина в отношении Запада за все время его правления. Кудрин такого прироста в инвестициях объяснить не может, а я могу. Причина в том, что западному бизнесу глубоко наплевать на риторическую войну между Москвой и Вашингтоном или Москвой и Брюсселем. Они смотрят на реальные условия экономического развития и на то, какую прибыль они могут извлечь. Сейчас Россия для них - одна из самых выгодных точек вложения капитала. И то, что Путин спорит с США по ПРО, до тех пор, пока это не перейдет определенные границы, западный бизнес не волнует. Они считают, что это политические споры, которые не сильно скажутся на экономических условиях деятельности здесь зарубежных компаний.

Посмотрите на их отношение к Китаю. Китай - вообще коммунистическое государство. Он имеет довольно сложные отношения с Америкой. Но при этом Китай - рекордсмен по объему американских инвестиций. Потому что там выгодно делать бизнес. Так что корректировку, к которой призывает Чубайс, делать крайне опасно. Это означает, что мы должны стать более послушными по отношению к Америке. Но это будет только за счет наших интересов. Американцы нам ничем не отплатят, это совершенно ясно. Путин уже помог однажды американцам в борьбе с терроризмом после 11 сентября. Что он за это получил? Буш пригласил Путина в Техас, угостил шашлыками и подарил техасскую шляпу. Этим дело и кончилось!

- С чем связано усиление негативных отношений к России на Западе?

Пушков: Еще раз хочу сказать, что плохое отношение к нам на Западе связано с деятельностью западной пропагандистской машины. Мне много приходится выступать в западных аудиториях, как профессору МГИМО, как специалисту в области внешней политики. И я должен вам сказать, что как только выходишь на уровень реальных людей, а не профессиональных пропагандистов и профессиональных политиков, то отношение сразу меняется. Россию воспринимают сразу иначе. Россию воспринимают как важное государство, с которым надо сотрудничать, которое имеет, конечно, свои недостатки, которое, безусловно, не является законченной демократией, но которое уж точно не виновато во всех тех грехах, которые ему приписывает западная пропагандистская машина.

И вот этот разрыв весьма существенен. Мне кажется, что нам больше надо работать на западное общественное мнение. И меньше работать на то, чтобы убеждать профессиональных политиков, которые делают карьеру на антироссийской позиции, и профессиональных рыцарей 'холодной войны'. Их убеждать бесполезно. Это только кидать деньги и усилия в топку. А выходить на людей - на западные общественные организации, на западные политические партии, на западную общественность, которая готова иметь более трезвый взгляд на Россию, гораздо более оправданно. Только в этом году у меня были публичные выступления в Дании, дважды - в Великобритании, в Швейцарии и в Чехословакии. Из общения с людьми в этих странах я вынес именно такое впечатление.

- Эдвард Лукас называет западных политиков и бизнесменов, сотрудничающих с Россией, 'попутчиками' Кремля...

Пушков: Этот человек в последнее время говорит столько чуши, что об этом даже не стоит рассуждать. Лукас работает в диапазоне 'холодной войны', о котором я уже говорил. И чем резче он звучит, тем больше он востребован. Аналитическая ценность его высказываний равна нулю. Ценность политологических суждений равна нулю. Зато ценность для некоторых кругов на Западе представляют его пропагандистские упражнения. Но западный бизнес, и в том числе британский, ориентируется уж точно не на людей типа Эдварда Лукаса.

- Изменится ли внешняя политика России при Медведеве по сравнению с курсом Путина, обозначенным им на конференции в Мюнхене?

Пушков: При Медведеве, скорее всего, изменится стилистика нашей внешней политики. Возможно, он будет мягче вести себя, чем Путин. И это понятно. Ему сейчас надо налаживать контакты, вживаться в мировую элиту. Общаться с ней, особенно с лидерами 'Большой восьмерки'. Поэтому я считаю, что Медведев будет говорить менее жестко, чем Путин, и избегать слишком жестких заявлений. У Путина, кроме того, есть история личного разочарования в политике Соединенных Штатов. Когда-то он дал очень большие авансы администрации Буша в деле борьбы с 'Аль-Каидой', но администрация Буша, кроме улыбок и угощения шашлыком, мало чем ему ответила. Именно поэтому, как мне кажется, Путин и произнес свою речь в Мюнхене в таких тонах.

У Медведева личного опыта такого разочарования в западных политиках и политике пока нет. Кроме того, на Западе сейчас от него ждут более мягкой стилистики. Они сильно напряглись от достаточно жестких пассажей Владимира Путина, и им будет спокойнее, если Дмитрий Медведев будет иначе себя вести. Но, по сути, та сумма разногласий, которая у нас есть с Западом и, прежде всего с США - по ПРО, по расширению НАТО, по Косову, Абхазии, Южной Осетии, Приднестровью, по вопросу путей доставки энергоносителей из Каспийского региона в Европу, по отношению к Украине и так далее, и так далее - все это никуда не исчезнет.

И даже если Дмитрий Медведев захочет резко улучшить отношения с Соединенными Штатами, ему будет сложно это сделать, потому что Соединенные Штаты не пойдут на большие уступки Медведеву. Они сейчас будут его обхаживать, будут его задабривать, демонстрировать готовность к диалогу, но за этой готовностью будет 'вполне себе стальной оскал'. Никаких новых уступок от США ждать не приходится. И то, что Кондолиза Райс и Роберт Гейтс привезли в Москву старые предложения, которые уже излагали еще в октябре, только сейчас они привезли их в письменном виде, показывает, что ничего нового нет, что это - продолжение старой политики. Это не даст Дмитрию Медведеву оснований серьезно менять политический курс.

- Насколько свободна западная пресса? И согласились ли западные журналисты на Ваше предложение о сотрудничестве - участие в полемике на страницах The Financial Times и в Вашей программе "Постскриптум"?

Пушков: Западные журналисты в некоторых отношениях менее самостоятельны, чем мы. И это феномен, который я уже наблюдаю не раз. Помню, как-то ко мне подошел в Германии один журналист из известной немецкой газеты и сказал, что он хотел опубликовать статью против войны в Косово. И ему сказали - извини, это не наша редакционная линия. Он стал настаивать. Ему сказали, что в этом случае ему придется поискать другую работу... В Соединенных Штатах малоизвестному журналисту или аналитику было крайне трудно опубликовать материал против бомбардировок Югославии. Это позволил себе только Генри Киссинджер. Но для этого нужно быть Генри Киссинджером.

Обратите внимание, что у нас объем дискуссии вокруг вопросов внешней политике гораздо шире, чем в Америке. Ведь войну в Ираке начали критиковать в Америке только тогда, когда США начали ее проигрывать. А до этого ведь все были за войну в Ираке. Все как один. И те, кто сейчас критикует Джорджа Буша и говорит, что он там все неправильно сделал - это крысы, бегущие с корабля. Буш, по крайней мере, это капитан, который утонет вместе с этим кораблем иракской войны. Он кричит: 'Мы ее выиграем'. Позиция, может быть, не очень умная, но последовательная.

В Америке было очень много журналистов, которые поддерживали до конца идею войны, а сейчас твердят, что Буш все неправильно сделал. В Америке все идет волнами, и существует колоссальный конформизм в прессе.

Там есть своя цензура и самоцензура. Поэтому, когда я предложил The Financial Times такой размен, я знал, о чем я говорю. А вот для Квентина Пила, обозревателя газеты, которому я это предложил, для него это проблема. Потому что я могу сделать с ним серьезное интервью и показать его в своей программе. А ему надо убеждать главного редактора, что нужен такой диалог с известным российским ведущим и политологом. И неизвестно, как на это посмотрит главный редактор. Поэтому Квентин Пил в ответ на мое предложение во время дискуссии, организованной РИА 'Новости', вежливо сказал: 'Алексей, мы будем рады видеть вас в Лондоне'. Этот ответ был искренним.

На прошлой неделе я был в Лондоне и встречался с Квентином Пилом. У нас состоялась хорошая беседа, и я взял у него интервью, которое будет показано в моей программе в следующую субботу. Но ответного предложения выступить на страницах The Financial Times не последовало. Почему? Потому что есть редакционная линия, которая состоит в том, что львиная доля материалов, которые идут о России в The Financial Times - это материалы резко критического характера. Вот вам и ответ на ваш вопрос.

Алексей К. Пушков - профессор Московского государственного университета международных отношений, автор и ведущий еженедельной политической программы 'Постскриптум' на российском телевидении, член Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член редколлегии журнала The National Interest (США)

Голос России: Визави с миром

3 апреля 2008 года автор выступил в эфире радиостанции ГОЛОС РОССИИ в передаче ВИЗАВИ С МИРОМ. Это уникальная передача, которая идет один раз в неделю на 32 языках на 160 стран мира. Предлагаю посетителям сайта стенограмму...

О российско-американской встрече в Сочи

Результатом встречи В.Путина и Дж.Буша, прошедшей в эти выходные, стало подписание декларации "О стратегических рамках российско-американских отношений". Предлагаю посетителям сайта авторские комментарии по итогам встречи, ...

О ситуации вокруг Ирана

13 декабря 2007 года автор дал большое интервью Государственному радио ИРАНА, в котором рассмотрел сложившуюся ситуацию вокруг Ирана, связанную с публикацией доклада американских разведслужб, отрицающего наличие ядерной военной...

В.Путин об отношениях с США

6 июля 2006 года состоялась интернет-конференция Президента России Владимира Путина. Предлагаем посетителям сайта выдержки из стенограммы интернет-конференции, размещенной на сайте Яндекс. Это ответы на вопросы, касающиеся...

Бжезинский и Украина

Бывший советник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, ярый враг России, в интервью Би-би-си 21 декабря 2004 года сравнивает события на Украине последних недель с "бархатными революциями" в Восточной и...

×

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.
Author: Avramenko A, © 2004—2015. Официальный сайт И.Н.Панарина www.panarin.com При полном или частичном использовании материалов ссылка на www.panarin.com обязательна.

Наш новостной проект Box-New.ru/category/

Яндекс.Метрика