Пример

panarin.com

Аналитический сайт ведущего российского политолога

Дипломатия и геополитика

Раздел: Дипломатия и геополитика Дата публикации:
Сам термин геополитика впервые появился в 1916 году, в научный оборот его ввел шведский ученый Рудольф Челлен, в работе ГОСУДАРСТВО КАК ФОРМА ЖИЗНИ. В 1901 - 1916 г.г. он был профессором истории и политических наук Гетеборгского университета, в 1916-1922 г.г. - Упсальского университета.

Челлен (1864-1922 г.г.), наделил государства "инстинктом к самосохранению, тенденцией к росту, стремлением к власти".

Он утверждал, что вся история человечества - это борьба за пространство, и делал вывод, что "великая держава, опираясь на свое военное могущество, выдвигает требования и простирает влияние далеко за пределы своих границ".


Дипломатия и геополитика


У истоков ГЕОПОЛИТИКИ стоял К.Риттер (1779 - 1859 г.г.), профессор, глава Берлинского Географического общества. Риттер разработал систему регионального деления мира в рамках единого глобального пространства. Он разделил Землю на две полусферы: водную (морскую) и сухопутную (континентальную).

Во второй половине 19 века немецкий исследователь Фридрих Ратцель (1844 - 1904 г.г.) - основатель политической географии, предпринял попытку связать политику и географию и изучать политику того или иного государства исходя из его географического положения.

Отметим, что ведущий геополитик Германии Ф.Ратцель рассматривал пространство не просто как территорию государства, а как атрибут его силы, пространство само есть политическая сила.

Вплотную к рассматриваемому аспекту примыкает и проблема "закрытых территорий". В СССР четверть века назад было 23,24 процента закрытой территории. У США - около 5О процентов.

В настоящее время в России на правительственном уровне введен статус объектов и территорий с "регламентированным" посещением. (В России, суммарная площадь таких территорий составляет менее 2 процентов национальной территории, в США - свыше 11 процентов).

Еще в 1845 году Джон О`Салливен сформулировал концепцию американского жизненного пространства. Его идеи развил Джосайя Стронг, который считал, что Америка должна стать величайшей из земных империй.

Геополитики конца прошлого века Ф.Д.Тернер, Брукс Адамс и адмирал Мэхен обосновали необходимость экспансии США. После провозглашения доктрины Монро, США в 1898 году приступили к захвату чужих территорий.

СПРАВКА.

“МОНРО ДОКТРИНА” - внешнеполитическая концепция, провозглашенная 2 декабря 1823 года в послании президента США Дж.Монро конгрессу. Выдвинула в качестве основополагающего принципа политики США в Западном полушарии идею разделения мира на “американскую” и “европейскую” системы. Предусматривала, что территории в Западном полушарии не должны рассматриваться “в качестве объекта для будущей колонизации любой европейской державой”.

“Американские континенты”, - заявил Монро,- “в настоящее время не могут рассматриваться как объекты для будущей колонизации какой либо державы”.

Монро прямо указывал на то, что любую попытку вмешательства европейских государств в дела стран американского континента “Соединенные Штаты будут отныне рассматривать как враждебный по отношению к ним политический акт”.

Доктрина Монро явилась переломным моментом во внешней политики США: сразу же выяснилась агрессивная, захватническая сущность этой доктрины. Провозглашением доктрины Монро США присвоили себе право “охранять” единолично американский континент, т.е. по существу вмешиваться в дела Латиноамериканских государств, превращая эти государства в свои протектораты.

Под флагом доктрины Монро, ставшей идеологическим инструментом экспансии, на протяжении всего XIX века непрерывно происходила экономическая, политическая и военная экспансия США в Новом Свете.

Первый этап развития доктрины Монро - от момента ее провозглашения в 1823 г. до прибавки Олнея - совпадает с становлением и обоснованием принципов американского Большого пространства, т.е. сферы американской гегемонии на
Западном полушарии. Это начало прорыва США в Западное полушарие, сущность которого - экономическое и политическое закабаление стран американского континента.

Второй этап начинается в 80-годах XIX века и заключается в расширении, консолидации и абсолютизации американской гегемонии. Латиноамериканские государства превращаются в протектораты США, лишенные всякого материального суверенитета, сохраняющие лишь его внешние, символические атрибуты. Сенатор Лодж заявляет в статье, опубликованной в марте 1895года в журнале “Форум”, что в будущем от “Рио-Гранде до Ледовитого океана должен существовать единый флаг и одна страна”. Апогей этого этапа - война против Испании в 1898 г. за захват ее колоний и прибавка президента Рузвельта к доктрине Монро от 1904 года.

Во время этого периода формируются принципы организации американского Большого пространства, а также политические и юридические основы американского неограниченного господства на континенте. Эти принципы выражены в различных прибавках к доктрине Монро, начиная с прибавки Олнея, создания Панамы и кончая прибавками Платта и Теодора Рузвельта.

Это период, о котором близкий друг президента Теодора Рузвельта У. А. Уайт писал, что “Когда испанцы сдались на Кубе и позволили нам захватить Пуерто-Рико и Филиппины, Америка на этом перекрестке свернула на дорогу, ведущая к мировому господству. На земном шаре был посеян американский империализм. Мы были осуждены на новый образ жизни.”.

Третий этап совпадает с формулированием идеологии универсализма президентом Вильсоном, с Парижской мирной конференцией после окончания первой мировой войны, закончившейся Версальским мирным договором, с планами превращения Лиги наций в инструмент англо-сакского мирового господства и с первым поражением Европы Соединенными Штатами, заключавшимся во включение, по требованию Вильсона, доктрины Монро в Устав Лиги наций. К тому времени Латинская Америка была уже окончательно покорена.

Третий этап - это начало американского прорыва в Европу и в Азию. По словам Карла Шмитта, доктрина Монро “покидает землю американского континента, превращаясь из регионального принципа господства в мировую доктрину”, в инструмент установления мирового господства. Как Карл Шмитт заметил в своей работе Grossraum gegen Universalismus (Большое пространство против универсализма) когда президент Вудро Вильсон 22 января 1917г. заявил, что доктрина Монро является универсальным принципом для всего мира и человечества, он тем самим провозгласил притязания США на установление мировой гегемонии. Доктрина Монро для всего мира и являлась Новым мировым порядком для Вудро Вильсона.Развитие этой доктрины связано с все увеличивающейся сферой влияния и господства США и их экстра-территориальной юрисдикции, -сперва на американском континенте, а затем и за его пределами, - в нарушение принципа суверенитета наций, являющегося основным принципом международного права.

Под знаменем этой доктрины Соединенные Штаты предприняли три исторические попытки установить мировую гегемонию. Первую- после окончания Первой мировой войны, вторую- после окончания Второй мировой войны, а третью , в настоящее время, после окончания “холодной войны”.

Придя на Версальскую конференцию, президент Вильсон заявил с тоном морализирующего квакерского проповедника, что “мы здесь собрались для того чтобы освятить доктрину Монро как святую хартию, устав для всего мира”. Будущее мира виделось ему под эгидой доктрины Монро для всего мира, что то же самое, что “весь мир- для империалистов США”.

Мирового господства после первой мировой войны США установить не удалось. Зато доктрина Монро была включена в устав Лиги наций как статья 21, что не только подорвало характер этой якобы международной организации, исключая из ее юрисдикции сферу влияния США, - колониальную империю, созданную в Западном полушарии, но и привело к распаду господствовавшего перед тем международного права, Jus Publicum Europaeum. Фактически включение доктрины Монро в устав Лиги наций явилось первым поражением Европы США и началом распада господствующих принципов международного права, исторически сформировавшихся в период между Вестфальским миром в 1648г. и Конгрессом в Вене в 1815г. и действовавших с тех пор.

В 1900 году в книге “Экономическое господство Америки” историк Брукс Адамс выступил с пропагандой англо-саксонского расизма и с призывами превратить Тихий Океан во внутреннее американское море. В конце ХIX - начала ХХ века, в период надвигающейся борьбы за передел уже поделенного мира, в США насаждается подлинный культ экспансии и агрессии, соответствующий устремлениям американского империализма.

Группа историков при университете Джона Гопкинса во главе с Бруксом Адамсом стала обосновывать “исключительность” и “богоизбранность” американской политической системы, провозглашая “право” и “обязанность” США насаждать свою политическую систему во всем мире. С верой в “избранный народ” и в предназначенную ему власть над миром эта группа историков принялась вырабатывать идеологические установки грядущего мирового американского экспансионизма.

В своей лекции “Предопределение судьбы англо-саксонской расы” историк Джон Фиске, имевший огромное влияние на Вашингтон, выражал уверенность в близости того дня, когда американская система распространится “от полюса до полюса” и на “обоих полушариях ” установится господство США. В своей книге “Политическая наука и сравнительное конституционное право ”, вышедшей в 1890 году, Джон Барджес писал, что политическая организация государств определяется расовым характером населения. Англосаксы являются самой политической расой, заявил Барджес, а США самой политической страной в мире. Поэтому перед США стоит задача распространить свою систему на весь мир. Другие страны “следует заставить подчиниться, применив, если потребуется, любые средства”. Барджес сформулировал программу империалистической экспансии США, включающую протекторат США над Латинской Америкой, островами Тихого океана и Восточной Азии.

Джеймс Стронг, протестантский миссионер, оформил расовую доктрину политического превосходства англосаксов над другими народами, соединив ее с социал-дарвинизмом.

Выработав теологическую трактовку “предопределенной судьбы” США, которая соединила традицию американского миссионерства с кальвинисткой убежденностью в “богоизбранности” Америки и усматривая в американском империализме “волю провидения”, которому так же как и Богу, невозможно было сопротивляться, Стронг в своей книге “Наша страна: ее возможное будущее”, опубликованной в 1885 году, утверждал, что “мир вступил в новую стадию исторического развития - стадию непримиримой расовой борьбы. Англосаксонская раса, обладающая уникальной энергией, развив в себе необходимые для распространения своих политических институтов агрессивные черты, двинется по всей земле. “Если я правильно предсказываю, эта могущественная раса продвинется в Мексику, Центральную и Южную Америку, на острова в океане, а затем в Африку и дальше.” Стронг договорился даже до того, что установление американского мирового господства назвал, как и президент Вильсон двадцать лет спустя, миссией Соединенных Штатов христианизировать мир.

Джон Хай рассматривал империалистическую экспансию как знак “космической тенденции” . “Никакой человек, никакая партия, не в состоянии противопоставиться этой космической тенденции”. Известный журналист Чарльз Конант заметил, что “мы не должны забывать, что экспансионизм - есть сущность Англо-Сакской расы” . Отказаться от экспансионизма было бы расовым предательством. Xудзон Максим, брат изобретателя пулемета Хирама Максима , утверждал, что “экспансия является законом природы. Наша нация не будет в состоянии выжить, если она не будет подчинятся этому закону”. Законы природы, открытые Дарвином, делают империалистический экспансионизм биологическим императивом США. Государство подобно биологическому организму. В борьбе за выживание биологический организм или побеждает или погибает. Из за расового превосходства Англо-Саксов, Соединенным Штатам суждено победить.

В 90-тых годах XIX века с многочисленными статьями, воспевающими экспансию США, выступает историк Фредерик Джаксон Тэрнер, признанным вместе с адмиралом Мэхэном и историком Бруксом Адамсом отцом американской геополитики и главным теоретиком американского экспансионизма, чья теория “подвижных границ”, воплотившись в политику “открытых дверей”, определила внешнюю политику США на протяжении всего двадцатого столетия. Тэрнер оказал огромное влияние на ведущих американских политиков-экспансионистов. Госсекретарь Джон Хай, формулируя свои ноты “открытых дверей” в 1899 и 1900 годах обосновал это добавление к доктрине Монро на геополитических идеях Тэрнера. Прибавка Рузвельта к доктрине Монро в 1904 г. основывалась на тех же самых идеях - на категорическом императиве расширения американских границ. И наконец Вильсонский универсализм являлся уже приложением “граничного тезиса” и доктрины “открытых дверей” в глобальном мировом масштабе.

Создавая свою теорию “подвижных границ” Тэрнер хотел обосновать необходимость вечной экспансии и агрессии США. Отражая стремления американских империалистических хищников, Тэрнер провозглашает наступление мифического “века Тихого океана”, судьба которого якобы тесно связана с США в силу географических и иных причин.

Тэрнер считал что у США нет установленных границ- границы подвижны. Внешнеполитическая экспансия была для Тэрнера основным условием развития США. Историческая миссия США, “предопределенная судьба” этой страны, это постоянно расширять свои границы, пока весь мир не будет миром Америки. “Основным фактом исторической жизни США являлась экспансия...Императивы динамики внешней политики: прорытие Панамского канала соединяющий Атлантический и Тихий океаны, становление “морской мощи” США, распространение американского влияния на окружающие острова и близлежащие страны, свидетельство того, что экспансионизм будет продолжаться.”.
Тэрнер утверждал, что Соединенные Штаты не являются географически зафиксированным пространством. США - геополитический процесс непрерывного экспансионизма. США для Тэрнера прежде всего геополитическое понятие и историческая сущность и судьба этой страны выражаются в динамике внешнего экспансионизма. Геополитический экспансионизм для Тэрнера основная форма национального бытия США. Национальное существование-это захват. Национальное существование прежде всего проявляется в непрерывной борьбе покорить новые географические пространства, продвигая вечно подвижную границу США. Тэрнер-отец геополитической концепции внешней политики США, которую Теодор Рузвельт, а потом Вудро Вильсон начали осуществлять. В письме к Тэрнеру в 1894 г. Теодор Рузвельт писал “спасибо тебе...Ты прекрасно сформулировал и обобщил множество мыслей и идей которые были у меня в последнее время.”. Вудро Вильсон, который всегда подчеркивал, что все его идеи о американском экспансионизме возникли под влиянием бесед с Тэрнером, писал: “Американский континент уже завоеван Соединенным Штатами и служит целям нашей цивилизации. США должны теперь обратить свой взор на новые границы”. “Тэрнер оказал решающее влияние на формирование концепции американской истории Теодора Рузвельта. Такое же решающее влияние он оказал и на формиравание идеи американской исторической миссии будущего президента Вудро Вильсона...В книгах и статьях Вильсон повторял концепцию Тэрнера, что после завоевания Западного полушария и закрытия континентальных границ, “США должны устремиться к завоеванию новых границ”, лежащих за пределами американского континента. Будучи близким другом Тэрнера, Вильсон неоднократно признавался “Все, что я писал о новых границах США было написано исключительно под влиянием Тэрнера”...Геополитические идеи Тэрнера-ключ к пониманию американской внешней политики на протяжении всего XX века.”. Тэрнер писал о необходимости воспитать таких людей, которые могли бы объединить всех американцев вокруг империалистических “идеалов” экспансионизма, поклонения сильным личностям и насилия. Быть американским идеалистом означало для Тэрнера верить в богоизбранность американского глобального экспансионизма и содействовать установлению американского мирового господства. Прототипом такого идеалиста он считал ковбоя и пионера-завоевателя Дикого 3апада, у которого “агрессивная бодрость”, “топор и винчестер” были символами завоевания. Но если в прошлом агрессивно-бодрый идеалист топором и винчестером завоевывал Дикий 3апад, истребляя всех непокорных, то новый идеалист - тоже агресивно-бодрый, но уже вооруженный “военной мощью” адмирала Мэхэна, а позднее и идеологией Вильсонского универсализма- уже отправлялся на завоевание всего мира. Предвосхищая деятельность главы американских империалистов эпохи первой мировой войны, Вудро Вильсона, со взглядами которого он солидаризируется во многих статьях, Тэрнер рассматривал первую мировую войну как борьбу за “американский идеал”, т.е. борьбу за американскую гегемонию.
В работе “Американская история и ее географические условия”, опубликованной в 1903г., Эллен Черчиль Семпл, почитательница немецкого геополитика Ратцеля, задалась целью обосновать империалистическую экспансию США в странах Карибского бассейна и в районе Тихого Океана. Так как основными объектами экспансии и агрессии США в конце Х1Х-начале ХХ века были острова в Карибском море и в Тихом Океане, Семпл выдвинула “закон политикоческого-географического притяжения” к ближайшему и сильнейшему в политическом отношении государству континента. Стремясь замаскировать империалистический характер политики агрессии США, Семпл объявила аннексию Гавайских островов, вторжение на Большие Антильские острова и экспансию США в странах Карибского бассейна лишь “следствием закона географического положения” этих островов, близости их к американскому континенту.
Итак на рубеже ХIХ-ХХ веков в США сложилась идеология, которая спустя 30 лет появится также и в Германии. Как указывал Джеймс Пратт в своей книге “Экспансионисты 1898г.”, вышедшей в 1936г., многие идеи американского экспансионизма предшедствовали идеологии нацистской Германии. Он же усматривал родство концепции “американского века”, - ныне воплотившимся в Новом Мировом Порядке,- с концепцией тысячелетнего “Третьего Рейха” Гитлера. Официальная пропаганда США уже в то время отличалась крайней демагогией. Войну за захват Кубы, Филиппинских осгровов Гавайских островов, Пуэрто-Рико и Кубы, то есть первые войны за передел мира, изображались пропагандой как “освободительные войны” в “защиту” Филиппин, Кубы и Пуэрто-Рико. Составной частью этой идеологии стала семантическая субверсия (подрыв) английского языка: представление агрессии и захвата как защиты, опеки и т.п. По словам Карла Шмитта идеология американского экспансионизма начинала превращаться в политическую теологию. Экспансионистские тенденции во внешней политике США особенно усилились в период президенства Теодора Рузвельта, исповедовавшего доктрину Мэхэна о превосходстве Англо-Саксов на море и претендовавшего на руководство англо американцев всем миром. Теодор Рузвельт, проповедовавший идеи расовой экспансии, стремился воплотить в своей политической деятельности откровенно милитаристические и агрессивные установки. “Никакой триумф мира,-цинично заявлял он,- не является столь великим, как высший триумф войны.” В своей книге “3авоевание 3апада” он писал, что завоевание “дикого 3апада” белыми поселенцами являлось расовой войной между белыми Англо-Саксами и индейцами, и эта война было по воле судьбы “доведена до логического с точки зрения расового социал-дарвинизма конца”, а именно до окончательного решения "индианской проблемы" или иными словами до геноцида. Биологические законы роста Англо-Сакской расы повеливали теперь обратить взор от завоеванного 3апада на незавоеванные территории за пределами США.
Стремясь использовать военно-морские силы США для того, чтобы держать в постоянном страхе население американских протекторатов в Западном полушарии, правительство Теодора Рузвельта решило обеспечить возможность переброски американского военно-морского флота из Атлантического в Тихий Океан и обратно с быстрой концентрации сил в нужных местах, не огибая южноамериканского континента, а через давно уже проектировавшийся Панамский канал. В ответ на отказ Колумбии, через территорию которой должен был проходить Панамский Канал, сдать в вечную аренду США Панамский перешеек, в Панаме произошло организованное кучкой американских агентов “восстание”, в результате которого было провозглашено создание “независимой” республики Панама. Для “защиты” этой “республики” и “установления демократии” были посланы военные суда США. Вскоре, в том же 1903 г., был подписан панамо-американский договор, передавший зону Панамского Канала в руки США. Скрытая война против Колумбии за ее расчленение которую США проводили руками наемников, явилась первым применением стратегии “контрас” , которую США впоследствии применяли во многих странах. В корреспонденции с Теодором Рузвельтом Брукс Адамс писал, что экономический империализм- суть военные действия, а политика “открытых дверей” по существу война иными средствами. “Война-экстремальная кульминация экономического соперничества между странами. Это означает, что международное экономическое соперничество, осуществляемое с целью завоевания новых рынков, должно неизбежно окончиться войной. Вся предыдущая история является потверждением этого неоспоримого факта. Вот почему основные цели политики Соединенных Штатов -навязать борьбу за выживание огромной интенсивности Европе...Политика “открытых дверей” должна вестись безмилостно и беспощадно...Стержнем грядущей стратегии США -абсолютная односторонность в завоеванию рынков Европы.”(22) Немецкий геополитик Отто Мауль охарактеризировал консеквенции проведения политики “открытых дверей” следующим способом: “полное экономическое проникновение имеет тот же эффект, что и территориальная оккупация.”. Интересно заметить что проповедуя идею создания путем насилия американской империи на всех континентах, историк Адамс уже в 1901г. не только предвосхитил “холодную войну”, но и обосновал геополитическую неизбежность грядущего столкновения с Россией. По существу Брукс Адамс был одним из первых идеологов “холодной войны”, которая далеко не началась после окончания второй мировой войны , а гораздо раньше. Приходя к выводу что планы установления американского мирового господства, которое по геополитической необходимости включало бы гегемонию и контроль над Евразийским континентом, неминуемо приведет к конфликту с Россией, Адамс, выходя из позиций политического социал-дарвинизма, заявил в своей статье “Новая индустриальная революция” что “американцы должны понять, что это будет война не на жизнь а на смерть-борьба уже не против отдельной нации но против целого континента. В мире нет места двум центрам богатства и империи. Один организм должен победить и уничтожить другой. Слабый организм должен погибнуть.”. Брукс Адамс и адмирал Мэхэн сформулировали геополитическую стратегию захвата Америкой Евразии, к чему США стремились на протяжении всего ХХ века. Статья же Брукса Адамса “Новая индустриальная революция и являлась первым стратегическим документом впоследствии вспыхнувшей “холодной войны”.

В своей книге “Американская империя” Брукс Адамс в 1911 году писал о необходимости создания Американской мировой империи и завоевании Американской империей евразийского геополитического пространства.

Главного врага Американской империи Брукс Адамс видел в континентальной Европе:

“Ускорение движения, которое так концентрирует сильных, уже настолько быстро крушит слабых, что, кажется, подошло уже то время, когда две ВРАЖДЕБНЫЕ СИСТЕМЫ сойдутся в схватке с друг с другом, и начнется борьба за выживание… Нравится нам это или нет, но нам ПРИДЕТСЯ БОРОТЬСЯ за место международного обмена, или, иными словами, за МЕСТО ИМПЕРИИ… Наш соперник (Франция, Германия и Россия) при смерти и обречен…. Если мы ему уступим, он нас задушит”.

Одной из важных вех в развитии геополитических идей считается появление в конце 19 века работ американского адмирала А.Мэхэна (1840-1914), среди которых центральное место занимает книга “Влияние морской силы на историю (1660 -1783)”, опубликованная в 1890 году и имевшая большой успех.

Формула А.Мэхена

Военный флот + торговый флот + военно-морские базы = МОРСКОЕ МОГУЩЕСТВО_

А.Мэхэн считал, что у США “морская судьба, которая заключается сначала в интеграции всего американского континента, а затем в УСТАНОВЛЕНИИ ПОДАВЛЯЮЩЕГО МИРОВОГО ГОСПОДСТВА”.

Для реализации данной программы он выделил следующие направления:

1.Всемерное сотрудничество с Великобританией.

2.Противодействие японской экспансии на Тихом океане.

3.Ограничение морских претензий Германии.

4.Совместные действия с европейцами, направленные против народов Азии.

“Морская сила”, утверждал Мэхэн, необходима Соединенным Штатам для того, чтобы цивилизовать окружающий мир”. Стать ведущей морской силой предопределено национальной судьбой Соединенных Штатов.

Цель теории и доктрины “морской силы” заключалась в том, чтобы обосновать необходимость для США политики усиленных военно-морских вооружений, захвата военно-морских баз и колоний, расширения радиуса наступательных действий военно морских сил США.

В связи с тем Мэхэн проповедовал, что “морская мощь” явится для США инструментом политики, служащей увеличению силы и престижа нации. Особое значение в деле усиления “морской силы” Мэхэн придавал деятельности правительства, главной задачей которого, по мнению Мэхэна, является настойчивая борьба за установление колониального, торгового и военно-морского превосходства своей страны над другими странами мира.

Мэхэн призывал к развертыванию строительства военно-морского флота США, считая, что Соединенным Штатам необходимо иметь наступательный флот. В соответствие со своей “стратегией концентрации военно-морских сил”, Мэхэн
требовал прорытия Панамского канала, который нужен был американским империалистам главным образом для того, чтобы облегчить использование их военно-морского флота для политического и военного давления на латино-американские страны, в то время - важнейший объект экспансии США. Кроме
того, Мэхэн рьяно проповедовал захват и сооружение “путевых” баз с целью расширения сферы господства американского военного флота и охраны американских колониальных владений и торговых коммуникаций.

Мэхэн писал, что нужды торговли и территориальные приобретения США вызывают необходимость в “путевых” базах типа Гибралтара, Мальты и т.п. В действительности эти базы имели главным образом военно-стратегическое значение, служа опорными пунктами для империалистической политики агрессии. Для создания морских баз Мэхэн еще в середине 90-х годов усиленно рекомендовал аннексировать Гавайские острова, острова Самоа в Тихом Океане и ряд территорий в Карибском море.

Mэхэн обосновал также концепцию государств, служащими рычагами нажима; опорными пунктами геополитического закрепления США в новом пространстве. Такие государства США следовало захватить и превратить их в рычаги нажима для дальнейшего завоевания нового геополитического пространства и проведения политики “открытых дверей”. Впервые эта концепция была применена в отношении Филиппин, которые должны служить угольной станцией для морской мощи США и пунктом закрепления в Евразии. Имея этот пункт, США были бы в состоянии оказывать геополитический нажим на окружающие страны, расширяя таким образом геополитическое пространство под своим контролем.

США свято хранят базу своей морской мощи. В соответствии с законом 1936 года США не должны попадать в зависимость от иностранных судовладельцев и верфей. Страна должна располагать транспортным флотом из судов, построенных в США, принадлежащих американцам и укомплектованных экипажами из граждан США.

Существенный вклад в разработку геополитики внес английский профессор географии Оксфордского университета, директор Лондонской экономической школы - Хальфорд Маккиндер (1861 - 1947). Уже в 1904 году в своей лекции “Географическая ось истории” он выдвинул идею “осевого региона мировой политики”. С планетарной точки зрения, в центре мира лежит Евразийский континент, наиболее благоприятный плацдарм для контроля над всем миром.

Хальфорд Маккиндер обратил внимание на исключительно выгодное положение России в центре Евразии.

В 1919 году в книге “Демократические идеалы и реальность” Маккиндер дал новое название “осевому региону” - ХАРТЛЭНД.

В него он включил Россию, Центральную и Восточную Европу, Монголию и Тибет.

Размышляя над главными угрозами Великобритании, Хальфорд Маккиндер писал, что Германия, Россия или Китай в результате захвата господствующего положения в ХАРТЛЭНДЕ могут обойти с флангов морской мир.

Маккиндер сформулировал три своих знаменитых тезиса:



1.Тот, кто правит Восточной Европой, господствует над ХАРТЛЭНДОМ.

2.Тот, кто правит ХАРТЛЭНДОМ, господствует над Мировым островом.

3.Тот, кто правит Мировым островом, господствует над миром.

Единственное спасение от союза России и Германии он видел в создании “разделительного яруса”.

В 1919 году он занимал пост верховного комиссара в оккупированной странами Антанты Украине.

Участвуя в подготовке Версальского договора после завершения 1 мировой войны, он добился того, чтобы в договоре было закреплено появление лимитрофных государств (Польша, Румыния, Чехословакия, Эстония, Латвия, Литва), которые бы РАЗДЕЛИЛИ ГЕРМАНЦЕВ и СЛАВЯН.

Данная идея Хальфорда Маккиндера активно реализуется стратегами атлантического морского блока и в 21 веке.

Большая заслуга в разработке теории континентальной полусферы принадлежит профессору Мюнхенского университета Карлу Хаусхоферу (1869 - 1946 г.г.), бывшему военному атташе Германии в Японии (1908-1910), генерал-майору. Хаусхофер стремился к усилению политической мощи немецкого государства. Главными историческими противниками Германии он считал США и Великобританию.

В 1924 году он создал в Мюнхене институт геополитики, в котором осуществлялась геополитическая подготовка германской политической элиты.

В стратегическом плане он разрабатывал теорию германского господства над Мировым островом. С этой целью им была разработана идея оси Германия - СССР - Япония, для противостояния морскому миру. В таком блоке (Хаусхофер назвал его КОНТИНЕНТАЛЬНЫМ БЛОКОМ) не было ничего случайного, - это был единственный и адекватный ответ на стратегию достижения мирового господства морского блока во главе с США. Хотелось бы напомнить читателю о том, что Япония в 30-е годы 20 века контролировала Китай и всю Юго-Восточную Азию.

Хаусхофер любил цитировать слова американца Гомера ЛИ: “Последний час англосаксонской политики пробьет тогда, когда немцы, русские и японцы объединяться”.

К.Хаусхофер пользовался исключительным авторитетом у части германского руководства (М.Борман, И.фон Риббентроп, Г.Гудериан), выступал против войны с СССР и за союз континентальных держав против морского атлантического блока Англии и США.

Хаусхофера и Гитлера познакомил Р.Гесс, аспирант и преданный ученик профессора по Мюнхенскому университету и один из основателей нацистской партии. Именно Хаусхофер стоял за таинственной миссией Р.Гесса в Англию в мае 1941 года. Длительное время К.Хаусхофер оказывал большое влияние на Гитлера, об этом достаточно подробно написали Луи Повель и Жаак Бержье в книге УТРО МАГОВ. Но К.Хаусхофер был категорическим противником войны Германии против СССР, поэтому в 1940 году их пути разошлись.

То есть атлантическим силам удалось оттеснить К.Хаусхофера от принятия важнейших внешнеполитических решений и в последний момент подтолкнуть фашистскую Германию к нападению на СССР. Сталин знал о противоречиях среди лидеров рейха и верил в победу сил КОНТИНЕНТАЛЬНОГО БЛОКА.

К.Хаусхофер поддерживал мысли Бисмарка о недопустимости войны с Россией и предсказывал, что германская армия потерпит поражение “если попытается проглотить обширные земли России”. За такую “крамолу” в 1944 году К.Хаусхофер был заключен в концентрационный лагерь ДАХАУ, а его сын Альбрехт казнен в ночь с 22 на 23 апреля 1945 года по обвинению в причастности к июльскому заговору против Гитлера 1944 года.

13 марта 1946 года он вместе с женой Мартой покончил жизнь самоубийством.

Издательство МЫСЛЬ впервые на русском языке опубликовало в 2001 году сборник трудов К.Хаусхофера “О ГЕОПОЛИТИКЕ”. Центральной работой данного сборника является работа КОНТИНЕНТАЛЬНЫЙ БЛОК, изданная в 1941 году, в Мюнхене. Нам хотелось бы привести некоторые мысли выдающегося германского геополитика.

1.Брукс Адамс указал на то, сколь опасной для растущего англизированного мира должна стать грандиозная трансконтинентальная политика железнодорожного строительства с конечными пунктами в Порт-Артуре и Циндао, посредством которой будет создано обширное германо-русско-восточноазиатское единство - то, против чего были бы бессильны любые, даже объединенные британские и американские блокирующие акции.

2.В России всегда существовало направление, понимавшее пользу и возможности германо-русско-японского сотрудничества.

3.Открываются огромные перспективы, если удастся выстроить этот смелый курс большой евро-азиатской континентальной политики и довести его до конца, используя все заложенные в нем огромные возможности, побочным процессом которого являлась бы самостоятельность и независимость Индийского государства.

4.Мы видим неслыханную перемену в общественном мнении Индии, когда впервые стало известно о заключении между Германией и Россией пакта о ненападении.

5.Более широкопространственное и геополитическое мышление и меньшее увлечение идеологией позволили бы избежать на всем протяжении “оси” Берлин - Москва - Токио с 1901 по 1940 г. многих, в сущности, совсем ненужных жертв и трений.

Идея мощного евразийского блока сохраняет свое значение и в наши дни.

Анализируя историю 20 века, можно заметить страшную закономерность. Дважды, в 1914 и 1941 г.г., немцы и русские начинали войну на взаимное истребление, а в выигрыше оказывались другие, прежде всего американцы и англичане.

Как здесь не вспомнить знаменитое высказывание будущего американского президента Г.Трумэна в 1941 году: “Если мы увидим, что побеждают немцы, то будем помогать русским, если же будут побеждать русские, то следует помогать немцам. Пусть они убивают друг друга как можно больше”.

Журнал ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК (№3, 1998) опубликовал интереснейшую статью В.Э.Молоднякова “Рихард Зорге - воин Евразии”.

Знаменитый разведчик был представителем крупнейшего немецкого геополитика К.Хаусхофера в Японии и его журнала “ЦАЙТРИШРИФТ ФЮР ГЕОПОЛИТИК”. Хаусхофер свободно владел японским языком и постоянно следил за событиями в стране. Вполне естественно, что в качестве своего представителя он хотел видеть профессионала, аналитика и единомышленника. Он не случайно остановил свой выбор на Зорге, увидев в нем наиболее подходящую фигуру.

А сам Зорге опубликовал в его журнале восемь больших аналитических статей (в одиннадцати номерах за 1935-1939 г.г., включая юбилейный номер, посвященный семидесятилетию Хаусхофера).

Излагая основные постулаты геополитики один из учеников К.Хаусхофера - О.Шофер писал: "Политическая география является наукой о пространстве. Поэтому политическая география направлена на прошлое, тогда как геополитика направлена на настоящее. Политическая география раскрывает картину того, как пространство воздействует на государство... В отличие от этого геополитика изучает вопрос о том, как государство преодолевает условия и законы пространства и вынуждает его служить намечаемым целям".

Другой ученик - К.Шмидт подчеркивал, что целью геополитики является "применение науки и поиск направлений политического курса" и что она лежит в основе "подготовки к политическим акциям".

Исайя Боумэн, главный геополитик американского президента Рузвельта, определял цель внешней политики США как расширение американского жизненного пространства в ответ на расширение жизненного пространства Германии. Таким образом, цели у США и Германии были одинаковыми.

Во время 2 мировой войны американские политологи приступили к разработке новой американской глобальной внешнеполитической стратегии. Ими был сделан вывод о том, что главный выигравшей стороной в ходе 2 мировой войны являются США, так как потери геополитических противников США (СССР и Германии) колоссальны. А благодаря войне американская экономика вышла из многолетнего экономического кризиса. Поэтому необходимо было закрепить политический и экономический успех, достигнутый в ходе войны. В качестве отправной точки для американских теоретиков служил тезис об особой роли США в мире.

Профессор по международным отношениям Йельского университета Н.Спайкмен (1892-1943 г.г.), разделил мир на три сферы: ХАРТЛЭНД, РИМЛЭНД (Западная и Центральная Европа, Турция, Иран, Саудовская Аравия, Ирак, Пакистан, Индия, страны Дальнего Востока, Китай), Африканский и Австралийский континенты.

Н.Спайкмен сформулировал свои геополитические тезисы:



1.Тот, кто контролирует РИМЛЭНД, господствует над Евразией.

2.Тот, кто господствует над Евразией, контролирует судьбы мира.

Н.Спайкмен ввел понятие “Срединного океана” (Атлантический океан).

Н.Спайкмен выделяет 10 критериев геополитического могущества государства: поверхность территории; природа границ; объем населения; наличие или отсутствие полезных ископаемых; экономическое и технологическое развитие; финансовая мощь; этническая однородность; уровень социальной интеграции; политическая стабильность; национальный дух.

Британский геополитик Питер Дж.Тэйлор в своей книге БРИТАНИЯ И ХОЛОДНАЯ ВОЙНА. 1945-й КАК ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ ПЕРЕХОД, написанной в 1990 году, вводит концепцию ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО МИРОВОГО РЕЖИМА, который означает геополитический режим гегемонии со стороны какой-либо исторической державы-гегемона в международной мировой системе.

Он отмечает, что нацистская Германия и Соединенные Штаты имели одинаковые планы мирового господства, и обе страны оказались вовлечены в борьбу за роль мирового гегемона как наследника Британского порядка:

“…мы можем рассматривать ОБЕ МИРОВЫЕ ВОЙНЫ как сражения за британское наследие между Германией и США”.

В результате Второй мировой войны, прежде правившую Британскую империю сменила новая экономическая Американская империя. План Маршалла начал эру американского военного, политического и экономического господства над Европой.

Збигнев Бжезинский в своей книге Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы) определил геополитическую стратегию США после 2 мировой войны.

1. Поражение Германии было завершено главным образом двумя внеевропейскими победителями - Соединенными Штатами и Советским Союзом, ставшими преемниками незавершенного в Европе спора за мировое господство. Следующие 50 лет ознаменовались преобладанием двухполюсной американо-советской борьбы за мировое господство. В некоторых аспектах соперничество между Соединенными Штатами и Советским Союзом представляло собой осуществление излюбленных теорий геополитиков: оно противопоставляло ведущую в мире военно-морскую державу, имевшую господство как над Атлантическим океаном, так и над Тихим, крупнейшей в мире сухопутной державе, занимавшей большую часть евразийских земель (причем китайско-советский блок охватывал пространство, отчетливо напоминавшее масштабы Монгольской империи). Геополитический расклад не мог быть яснее: Северная Америка против Евразии в споре за весь мир. Победитель добивался бы подлинного господства на земном шаре. Как только победа была бы окончательно достигнута, никто не смог бы помешать этому.

2. Советское вторжение в Афганистан ускорило обоюдоострую ответную реакцию Америки: прямую помощь со стороны США национальному движению сопротивления в Афганистане в целях срыва планов Советской Армии и широкомасштабное наращивание американского военного присутствия в районе Персидского залива в качестве сдерживающего средства, упреждающего любое дальнейшее продвижение на Юг советской политической или военной силы. Соединенные Штаты занялись обороной района Персидского залива в равной степени с обеспечением своих интересов безопасности в Западной и Восточной Евразии.

3. Ближайшая задача заключается в том, чтобы удостовериться, что ни одно государство или группа государств не обладают потенциалом, необходимым для того, чтобы изгнать Соединенные Штаты из Евразии или даже в значительной степени снизить их решающую роль в качестве мирового арбитра.

ВЫВОДЫ:

1.Постепенно геополитика разделилась на два основных направления - континентальное (разрабатывали немецкие ученые) и морское (разрабатывали англо-американские ученые).

2. Эволюция геополитики показывает необходимость стратегического союза Германии и России. Немецкой политической элите нужно помнить о том, что именно союз с Россией (17-19 в.в.) позволил Германии последовательно справиться со шведской, турецкой и французской военными угрозами, а затем и создать единую Германию.

3.История геополитики свидетельствует и о необходимости создания мощного ЕВРАЗИЙСКОГО КОНТИНЕНТАЛЬНОГО БЛОКА.

В Средиземноморье!

Продолжается дальний морской поход группировки российских кораблей в Средиземное море. Авианесущий крейсер "Адмирал Кузнецов" - главная ударная сила группировки ВМФ России. Дальний поход, который осуществляется впервые после...

Справедливая борьба России за Арктику

В 2007 году Россия предприняла ряд эффективных наун0-исследовательских и информационных действий, которые закрепляют приадлежность территорию Арктики, в пределах нашей территории. На протяжении всего 20 века именно Россия...

США и мировые войны

Если для России мировые войны 20 века обернулись чудовищными потерями, то США благодаря мировым войнам вышли из затяжного экономического кризиса. Например, в 1932 году, в США было 17 миллионов безработных. Несмотря на все усилия...

Расширение Руси

Согласно известному историко-географическому расчету, земли Московского царства и Российской империи со времени Ивана Грозного до конца 19 века, т.е. на протяжении трех столетий, непрерывно росли со средней скоростью 1 кв. км в...

Президент США Вильсон против России

Политика президента США Вильсона после завершения первой мировой войны в период подготовки Версальского мирного договора диктовалась американским стремлением к захвату рынков сбыта, сфер влияния и приложения капиталов, которые...

×

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.
Author: Avramenko A, © 2004—2015. Официальный сайт И.Н.Панарина www.panarin.com При полном или частичном использовании материалов ссылка на www.panarin.com обязательна.

Наш новостной проект Box-New.ru/category/

Яндекс.Метрика